чем занимается церковь кроме богослужения

Читайте нашу статью «чем занимается церковь кроме богослужения» ниже и не забудьте оставить комментарий или задайте свой вопрос в поле комментирования внизу статьи. Приятного прочтения.


admin

В какой мере прихожанам следует участвовать в жизни общины?

Ответы священников

Советское государство катком прошлось по устроению христианской жизни в России. И, несмотря на 30 лет свободы вероисповедания, многие институты до сих пор не восстановлены. В их числе один из важнейших – христианская община, которая немыслима без деятельных мирян. Мы попросили российских и зарубежных священников рассказать о том, в какой мере мирянам следует участвовать в приходской жизни.

чем занимается церковь кроме богослужения

Община нуждается в твоем участии

Иерей Николай Тихончук, клирик храма в честь иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость и Святой Женевьевы Парижской в Корсунской епархии Русской Православной Церкви, медбрат Парижского госпиталя:

чем занимается церковь кроме богослуженияИерей Николай Тихончук – По мере возможностей. Потому что большинство прихожан имеет и другие обязанности по жизни: семья, работа. Это нужно учитывать и постараться относиться с пониманием. Когда есть приходской совет и живая община, то все работает, как в часовом механизме. Каждый на своем месте, получается органичная работа. Мы у себя собираемся на приходе 3 раза в год. Мы все обсуждаем – священники с членами приходского совета, который постоянно обновляется, чтобы все могли участвовать в жизни общины по мере возможностей.

Мы стараемся всегда говорить, что другие формы служения в Церкви существуют – даже уборка, и это важно, как выпечка просфор или клиросное послушание. Люди, которые вливаются общину, сразу входят в курс дела: быть христианином – это и дополнительная обязанность, а не просто прийти в выходной день и причаститься. Община нуждается в твоем участии. Важно, когда человек чувствует, что в нем нуждаются. И мы стараемся понять, что интересно людям, которые к нам приходят, чем бы они хотели заниматься. Петь на клиросе, заниматься катехизаторской деятельностью? Пожалуйста. Интересно, как сам прихожанин видит свое место на приходе и чем хочет заниматься. Важно, чтоб человек чувствовал себя нужным на приходе. Это его мотивирует к деятельности, и он приносит что-то новое в жизнь общины.

«Варяги»

Протоиерей Александр Дьяченко, настоятель прихода храма Тихвинской иконы Божией Матери села Иваново Александровской епархии, епархиальный миссионер:

чем занимается церковь кроме богослужения Протоиерей Александр Дьяченко – Миряне должны чувствовать свою причастность ко всему происходящему в храме. Это их храм, и заботы по его содержанию, украшению и другим вопросам они должны разделять со своими настоятелями. Но пастырское окормление лежит на священстве. Если на приходе существует доверие и взаимопонимание между настоятелем и остальными членами общины, то к участию в делах общины и даже к ее руководству можно и нужно побуждать мирян.

Но, бывает, – чаще всего это «болезнь» малых, сельских общин, где священник старается создать деятельный приход и радуется любым новым прихожанам, в том числе и приезжим… Вот к таким «варягам», прежде чем их допускать к активному участию в делах прихода, – а они порой очень активничают, – нужно серьезно присматриваться. Потому как нередко бывает, что «варяги» – это те, кто не может ужиться ни в каком коллективе и дрейфует с прихода на приход. Из-за таких людей чаще всего и возникают в общинах нестроения и склоки. Все зависит от опытности настоятеля.

Посильная жертва, посильный труд

Протоиерей Георгий Завершинский, благочинный приходов Сурожской епархии Шотландии и Северной Ирландии, доктор философии, кандидат технических наук, магистр богословия, член Союза писателей России, писатель:

чем занимается церковь кроме богослужения Протоиерей Георгий Завершинский – В полной мере. В той мере, в которой человек посвящает себя Богу, жизни по заповедям и участию в церковных таинствах, то есть жизни прихода, которая и состоит вокруг таинства литургии. Чтобы было все необходимое для ее совершения и чтобы помочь тем, кто готовится к вхождению в церковное общение или обращается с вопросами. Важно, что жизнь прихода есть литургическая жизнь, которая не ограничивается только молитвой и пребыванием в стенах церкви, но продолжается в церковно-приходском доме, в семьях и на работе, которой занимается прихожанин. Это и есть участие в жизни прихода, при непосредственном участии тех, кто себя считает членом общины: посильная жертва, посильный труд для благоукрашения храма, привлечение тех, кто интересуется и желает узнать больше, чтобы стать православным христианином.

Духовная семья

Протоиерей Гавриил Макаров, настоятель Свято-Николаевского собора РПЦЗ в Брисбене (Австралия):

чем занимается церковь кроме богослужения Протоиерей Гавриил Макаров

– Приход – ведь это большая духовная семья. Плохо делают прихожане, которые привыкают идти в церковь на «всё готовое» и не желают вникать в цели, трудности и обязанности прихода и прихожан. Каждому прихожанину полезно для своей души быть не просто свидетелем жизни на своём приходе, но и участником!

Важна самоорганизация прихожан

Иерей Алексий Гугливатый, настоятель единоверческих общин города Куровское, сел Авсюнино и Мисцево:

чем занимается церковь кроме богослужения Иерей Алексий Гугливатый – Вопрос не в бровь, а в глаз. Нужно определиться, какая именно это мера. Есть поговорка: «Quod licet Iovi, non licet bovi» («что дозволено Юпитеру, не дозволено быку» – лат.). Одно дело, когда приход городской. Другое – когда сельский.

Первый вариант: городской приход, где служат каждый день три священнослужителя. Есть воскресная школа, постоянные прихожане, певчие с левого клироса («народный хор»). Спектр трудов очень широк. В городе есть разного рода учреждения, которые требуют благотворительной помощи. На приходе может возникнуть инициативная группа, желающая помогать одиноким пенсионерам, заключенным, детям из приютов – это мера приходской деятельности, в которую могут и должны быть вовлечены прихожане. Организация трапезы – почему нет? Но по инициативе прихожан. Важна самоорганизация прихожан, пусть и действующих по благословению настоятеля, но принимающих решения сами. Это условие важно для всех типов приходов.

На приходе может возникнуть инициативная группа, желающая помогать одиноким пенсионерам, заключенным, детям из приютов

Второй вариант: маленький город. Служит один священник, не каждый день, у него прихожане в основном преклонного возраста, но есть небольшое количество молодежи. Скорее всего, на таком приходе будет петь народный хор, который не получает зарплаты (в лучшем случае – регент). Прихожане могут дежурить в храме, мы так у себя сделали. На свечном ящике в течение недели дежурят прихожане из числа активных. Они же и убираются, когда дежурят, берут пожертвование за свечи и требы, ухаживают за прихрамовым садом, получают задание по чтению текстов на церковнославянском языке, чтобы в будущем войти в состав народного хора.

Третий вариант: сельский приход. Батюшка служит, когда может. У кого-то есть свой огород, подсобное хозяйство. Люди в основном пожилые. Но мы знаем, что частенько ходят в такие храмы не жители самой деревни, а едут верующие из других населенных пунктов. Как они могут быть вовлечены? Думаю, что посредством воскресного дня. В этот день они могли бы исполнить послушание за богослужением: кто-то пономарит, кто-то поет на клиросе, кто-то звонит в колокола. Можно разбить сад-огород при храме. Нужно, чтобы всем занимался не священник, а прихожане.

Общины без людей не бывает

Иерей Валерий Духанин, клирик храма Преподобного Пимена Угрешского Николо-Угрешской духовной семинарии, кандидат богословия:

чем занимается церковь кроме богослужения Иерей Валерий Духанин – Приходская жизнь немыслима без участия мирян. Это ведь церковная община, а общины без людей не бывает. Если пастырь не научился правильно выстраивать отношения с прихожанами, жизнь на приходе быстро оскудеет. Люди будут приходить на службу как сторонние посетители. А если ты действительно отец, то тебя и поддержат, и помогут, и храм вместе с тобой восстановят, праздники организуют, воскресную школу наполнят преподавателями, и юридическую помощь окажут, и вместе с тобой поедут в паломнические путешествия, и много еще чего.

В наши дни на общецерковном уровне принято, чтобы каждый приход организовывал различные виды служения. В частности, катехизаторское, молодежное, социальное – это на постоянной основе. Где-то еще и миссионерское служение. Где-то – волонтерская служба. Кроме того, надо вести сайт храма, наполнять его материалами. Страницы в социальных сетях и т.д. А кто всем этим будет заниматься? Только прихожане и будут. В этом смысле хорошо, когда настоятель является духовником мирян, занимающихся разными приходскими служениями. Чтобы все было подчинено главному – спасению души, а не чьим-то личным амбициям.

Чтобы все было подчинено главному – спасению души, а не чьим-то личным амбициям

То есть в наши дни деятельность мирян на приходе однозначно должна быть активной. Но вот чего точно не должен касаться мирянин – это управление приходом, навязчивые советы настоятелю, кого принимать, а кого увольнять, с кем общаться, а кого избегать, то есть попытки как бы заместить настоятеля своим «активным» участием. Подобная активность исключена.

Таким образом, миряне пусть участвуют в приходской жизни ровно настолько, насколько это созидает жизнь храма и насколько способствует их личному пути к Богу. Если же твое участие начинает ломать жизнь прихода и разорять твою собственную духовную жизнь, то лучше тебе смиренно молиться на богослужении, не вмешиваясь в сокровенную жизнь твоего храма.

Источник

Что делает приход общиной? Опыт пастырей и прихожан

Многие молодые настоятели жалуются, что на их приходах не складывается община. А что такое община? Что делает приход общиной? В этих и других связанных с общиной вопросах пытался разобраться диакон Федор КОТРЕЛЕВ.

Любовь

чем занимается церковь кроме богослужения

Основателем первой христианской общины стал Сам Христос, заповедовав ученикам пребывать в единстве и любви. На илл.: мозаика церкви Сант-Аполлинаре Нуово в Равенне (Италия), VI век

чем занимается церковь кроме богослужения

Судя по трогательной заботе прихожан о своих пастырях, на приходе Всех Святых в Красном Селе батюшки с прихожанами уже понянчились и теперь пожинают плоды. На фото: концерт приходской самодеятельности в престольный праздник храма Всех Святых в Красном Селе г. Москвы

Дело

Пастырь

чем занимается церковь кроме богослужения

Сегодня православные общины собираются в основном вокруг опытного пастыря. На фото: община храма Трех святителей на Кулишках со своим духовником прот. Владиславом Свешниковым

А я не хочу!

Община должна быть открытой

Приход = община

Источник

Приход. Как устроена христианская община

Приблизительное время чтения: 11 мин.

«Я чувствую себя чужим в приходе. Богослужение заканчивается, люди расходятся, между собой общается только группа ”посвященных», остальные друг друга просто не знают» — такие жалобы можно услышать в среде православных христиан. В чем дело? Неужели в приходы, как говорилось в табличке над домом Винни-Пуха, посторонним вход запрещен? Как все же влиться в приход и найти свое место в нем? Как найти «свой» храм и обязательно ли бежать из того, где вам делают замечания?

На девять распространенных вопросов о приходе отвечает настоятель храма во имя святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО протоиерей Игорь Фомин.

чем занимается церковь кроме богослужения

1. Что такое приход и зачем нужно быть его частью?

Приход — это семья. В каком плане? В том плане, что именно семья подготавливает человека для большой жизни. Так, мы живем с родителями, которые обязаны нас подготовить к каким-то свершениям, то есть дать путевку во взрослую жизнь, чтобы мы могли уверенно шагнуть в нее, ничего не боясь. И приход — он учит христианина жить в этом мире, ничего не боясь. Он дает человеку те знания, к которым тот стремится, и ту радость, которая естественно происходит от единения с близкими людьми, помогает ему врачевать недуги и немощи своей души.

И в эту семью человек приходит сам, сам проявляет активность и желание быть в ней и сам решает, какое место, какую нишу, если угодно, он будет там занимать. На каком-то этапе ему достаточно просто ходить на богослужения, а потом захочется чего-то большего — чем-то помочь, что-то новое узнать.

И тут не может быть никакого принуждения. Выбор всегда остается за человеком.

2. Как выбирать «свой» храм?

Мне кажется, здесь два пути: можно ходить и выбирать приход самому, а можно просто принять волевое решение — закрыв глаза, шагнуть в неизвестность, то есть прийти в какой-то храм и остаться там навсегда. В приходской семье человеку должно быть удобно, комфортно. Одному нужно внимание, ему необходимо, чтобы вокруг него бегали, а другому, наоборот, нужна суровая рука; одному надо, чтобы под него подстраивались, другой умеет подстраиваться под внешние обстоятельства. И каждый, исходя из этого, выбирает самостоятельно.

3. Как влиться в приход?

О приходах, которые бы отталкивали, отвергали новичка, я никогда не слышал. И не представляю такой ситуации, чтобы вы, допустим, подошли к настоятелю, сказали: «Я хочу помыть полы в храме безвозмездно!» — и вам не дали бы ни швабры, ни тряпки. Вообще, с любыми вопросами лучше обращаться именно к настоятелю или старосте.

Чаще всего происходит так: человек начинает ходить на исповедь к какому-то одному священнику и через некоторое время сам начинает интересоваться у него, в чем можно поучаствовать, как влиться в какое-либо дело на этом приходе.

У митрополита Сурожского Антония в Лондоне было устроено так: есть прихожане, которые просто молятся на богослужении и больше ни в чем не участвуют, и это их выбор; есть те, кто готовы участвовать в разных мероприятиях, делах, нести ответственность за свой приход; и есть актив прихода, который всю эту работу координирует, на ком лежит уже юридическая ответственность за приход. Человек заполнял анкету, и если хотел участвовать в деятельности прихода, то оставлял свои координаты, писал, чем он может быть полезен, чем хотел бы заниматься. Естественно, были регулярные собрания, когда намечались планы, давался отчет о проделанной работе и т. д. Вот это — активный приход, живой!
К нам в храм очень много людей приходят и предлагают свои услуги, свои умения. Например, пришла недавно женщина и сказала: «Я всю жизнь занималась с детьми в музыкальной школе, давайте я попробую сделать нечто подобное в вашей воскреске?»
В любом случае, пассивная позиция человека точно не приблизит его к активной приходской жизни.

4. Что можно делать на приходе?

На любом приходе есть социальное служение — переписка и помощь заключенным, сиротам, благотворительные базары для сбора денег тяжелобольным людям. Воскресная школа для детей, реже — для взрослых, кружки по изучению Священного Писания.

Есть миссионерское служение — например, раздача Евангелий на Пасху. Есть просто задушевные встречи — чаепития с батюшкой, где можно задать любой вопрос, что-то предложить. Паломнические поездки всем приходом. Наш приход, например, собирается не просто маленькой группкой в 10 человек — целый автобус набивается! Бывают культурные мероприятия — концерты, выступления, благотворительные ярмарки и тому подобное. Дел очень много! Можно, к примеру, поучаствовать в украшении вертепа на Рождество, помочь в подготовке к Престольному празднику — это же не только уборка, готовка, а еще и создание праздничной атмосферы для других!

Подготовить с детьми стихотворение — тоже дело прихожан.

Главный принцип — не стесняйся, предлагай! То, что интересно тебе, обязательно будет интересно кому-то еще на приходе. Тебя интересует изучение церковного устава? Тебе хочется петь в хоре — обязательно найдется кто-то еще, кого захватит эта идея. Попробуй, возьми на себя эту ответственность — и увидишь, что тем самым замечательно вольешься в приход.

Сейчас приходы так разрастаются, что настоятелю невозможно контролировать все процессы, поэтому он делегирует полномочия — часть обязанностей, естественно, ложится на плечи прихожан. Создание воскресной школы, организация каких-то походов, игр и тому подобное. И если приходу какое-то начинание не нужно, то настоятель будет биться, как рыба об лед, и ничего не получится. Главное, чтобы люди не были равнодушными! А все остальное приложится.

5. Нет ли опасности замкнуться в приходской «тусовке»?

Такая опасность есть, но для того, чтобы избежать ее, настоятель или пастырь должен наблюдать за своими прихожанами, следить, чтобы ни у кого не возникало стремления сделать из прихода замкнутый кружок. Потому что цель прихода — не замкнутость, не изоляция от внешнего мира, а проповедь Христа. Мы видим яркий пример этому в Евангелии, когда Господь выбирает двенадцать учеников, научает их, отправляет по двое на проповедь, и потом они несут учение Христово, приобретая новых последователей. Такая духовная пирамида получается. И это правильная, здоровая ситуация: приход должен быть открыт для любого человека, принимать любого приходящего. А священник, условно говоря, «женится» на приходе — он должен быть для всех доступен, для всех открыт. Недаром перед Таинством рукоположения в священники будущий пастырь снимает свое обручальное кольцо и кладет его на престол в алтаре — в знак полного посвящения себя служению Богу и людям.

Еще очень важно, чтобы человек, который вливается в приходскую жизнь, не отодвинул при этом на второй план свою семью, не оставил мужа или жену, детей. Это должен четко отслеживать настоятель, другие прихожане. Если так случается, это часто говорит о том, что человек мечется и не доводит ничего из начатого до конца. Скорей всего, он бросит и свой приход в итоге!

Вот тебе дарована семья, а ты не поверил в то, что это именно дар, что это от Бога. Поигрался, повозился, понял, что тяжеловато, понял, что надоело, нужны какие-то новые «адреналиновые» события в жизни, новые задачи. Пошел на приход и думаешь: «Ну, это уже что-то настоящее, капитальное!» Но и здесь ты поиграешься, и, пройдет время, уйдешь. Я думаю, надо иначе рассуждать: тебе дана семья — значит, нет никакой причины, по которой ты мог бы предпочесть что-либо семье. Да, ты можешь «набирать» себе какие-то занятия, но надо правильно расставить приоритеты и понять, что же главное.

6. Как могут семейные люди участвовать в жизни храма?

Каждый родитель хочет, чтобы его ребенок был образован, поэтому многие участвуют в жизни детской воскресной школы. Мы привыкли возлагать вопросы образования наших детей на кого-то другого — то на детский садик, то на школу, то на бабушек-дедушек. Ничего подобного не должно быть! Мама и папа должны участвовать активно и в воспитании, и в обучении. Ты родитель, значит, воскресная школа будет жить тогда, когда ты будешь принимать в ее жизни участие. Когда родители будут заботиться о том, как и чем детей покормить после службы, перед занятиями, куда их свозить, как организовать тот или иной праздник, то будет живая жизнь. Никто, кроме нас самих, наших детей не воспитает, не научит!

7. Ходить в один приход, иметь духовника в другом — это нормально?

Я не вижу здесь никаких проблем. Духовное окормление — вещь очень своеобразная, поэтому каждый духовник вместе со своим духовным чадом должен сам такие моменты регламентировать. Если он видит какой-то вред от такой схемы, то он вполне может сказать: «Слушай, дорогой/дорогая, тебе это не полезно, поезди лучше сюда или походи в тот приход, а потом выбери какой-то один».

До революции человек всю жизнь ходил в тот храм, к которому был «прикреплен» по месту жительства. И очень часто первый священник, у которого исповедовался, оставался его духовником на всю жизнь. Это совершенно нормально и создает здоровую атмосферу на приходе. И священник до самой смерти руководил одним приходом, на нем возрастал.

Сегодня все больше храмов строится в жилых районах, в шаговой доступности, так что многие местные жители «привязываются» к близлежащим приходам. А дальше — дело настоятеля сделать так, чтобы этим людям было комфортно жить приходской жизнью, чтоб они никуда не уходили.

8. Как относиться к упрекам, с которыми может столкнуться новичок в храме?

Как-то раз Великим постом я совершал вечером парастас — читал псалтирь, стоя посреди храма, и наблюдал за одним ребенком, который вышел между амвоном и панихидным столиком, чем-то своим занимался, сам с собой рассуждал, ходил и тому подобное. Ко мне вдруг закрались, как мне показалось тогда, «благочестивые мысли»: этот ребенок отвлекает меня! А потом я вдруг понял, что это не он отвлекает — это я не могу сосредоточиться! Если я не умею молиться, то ищу причину, ищу того, кто мне в этом якобы мешает.
Поэтому я уверен, что если человек пришел молиться, он будет молиться в любом случае. Если ему скажут: «Отойди» — спокойно отойдет, потому что для него стоять на том или другом месте — не первостепенная задача: он пришел молиться. Когда отвлекают дети, — да, иногда бывает трудно при этом сосредоточиться, трудно, но возможно! Думаю, что только в свой мир надо заглядывать.
Вместе с тем я противник всяких укоров в храме и всех своих прихожан предупредил, что наш приход — территория, свободная от упреков: кто бы ни пришел, когда бы ни пришел, в чем бы ни пришел, всех надо пустить, принять. Всех предупредил: если вдруг вас укорили, обидели, говорите напрямую мне. Это такой воспитательный момент.

9. Человеку обязательно должно быть комфортно в его приходе?

Комфортно должно быть, но идеальных условий нигде не будет: обязательно надо будет чем-то пожертвовать. Обязательно где-то что-то тебя будет не устраивать: время начала богослужений, длительность службы, «паровозики» из бабушек «Спаси-Господи», бегающие по всему храму дети или, по крайней мере, то, что до храма добираться 2 часа. Обязательно будет какое-то неудобство! Но мы же просим у Бога терпения, Он и подает нам обстоятельства, в которых мы можем воспитать и терпение, и смирение.

Иллюстрации предоставлены группой «Парсуна»

Творческое объединение «Парсуна» создает в рамках проекта «День седьмой» портреты приходских и монашеских общин в интерьерах их храмов. После воскресной литургии участники проекта просят всех прихожан (их число доходит до 500 человек) повернуться лицом к камере, подробно снимают лица, иконы, фрески и прочие детали церковного интерьера, чтобы затем воссоздать образ их Воскресного дня.
Картины создаются в стиле средневековой иконографии, с использованием современных технологий цифровой живописи и воспроизведения изображений. За три года работы выставочная коллекция проекта составила 25 картин.
Авторы проекта: Константин Дьячков, Сергей Кожара, Александр Швец и Владимир Павлов.

Источник

Жизнь прихода — дело общее

Одна из насущных проблем современной церковной жизни — развитие приходских общин. Важно, чтобы верующие, объединенные Чашей Евхаристии, стали не просто случайными знакомыми, но подлинными единомышленниками, помогающими друг другу в общем деле — деле спасения. Необходимо, чтобы человек не чувствовал себя в церкви случайным гостем, от которого ничего не зависит, чтобы храм действительно стал для него вторым домом, а община — второй семьей.

чем занимается церковь кроме богослужения

О том, как организовать жизнь прихода, а также о трудностях и проблемах, которые возникают на этом пути, мы беседуем с настоятелем храма Святой Живоначальной Троицы в Хохлах протоиереем Алексием Уминским.

— Отец Алексий, расскажите, как складывался Ваш приход?

— Постепенно. Наш храм находится в центре Москвы. Жилых домов здесь немного. Практически все здания, которые нас окружают, — это офисы, рестораны, кафе. И храмов вокруг достаточное количество. На расстоянии буквально вытянутой руки от нас находятся Иоанно-Предтеченский женский монастырь, храм святого равноапостольного князя Владимира, храм Трех Святителей на Кулишках, храм Живоначальной Троицы на Грязех. «Классических» прихожан, которые должны были бы быть приписаны к нашему приходу по месту жительства, у нас немного. А вначале их не было совсем. Поэтому, когда в 1992 году храм был возвращен Русской Православной Церкви, наш приход сосуществовал с приходом храма во имя святого равноапостольного князя Владимира, и настоятелем обоих храмов был протоиерей Сергий Романов.

— Храм был разрушен советской властью?

— Не разрушен, а закрыт в 1935 году.

— А что здесь было до 1992 года?

— Чего здесь только не было! И жилые помещения, и разные организации. Хотели даже разместить антропологический музей, в котором планировали хранить останки великих людей. К сожалению, судьба нашего храма нисколько не уникальна. Бывало и хуже… В алтаре храма Владимирской иконы Божией Матери, например, находились туалеты.

— Ваша община отличается особой сплоченностью. Как Вы этого добились? Вы что-то делали специально, чтобы люди познакомились, узнали друг друга лучше?

— Понимаете, все-таки храм — это место, где совершается Евхаристия, а не клуб общения. Конечно, хорошо, если прихожане между собой знакомы, если у них есть возможность где-то пообщаться после службы. Но такое общение не должно становиться самоцелью. Я не думаю, что священник должен специально что-то такое придумывать, чтобы всех подружить. Верующих в храме объединяет общая Чаша, совместная молитва. И вся наша разнообразная деятельность вырастала не из желания непременно познакомиться, а из желания вместе жить духовной жизнью.

Пока храм стоял в разоренном состоянии, весь наш приход (20–30 человек) помещался в небольшом выгороженном уголке с простенькими, наклеенными на дощечки иконами. Прихожане стояли очень близко от алтаря, им было хорошо видно и слышно, что происходит, и смысл богослужения становился более понятным. А сложные моменты я объяснял после службы. Так как нас было не очень много, у меня было достаточно времени и возможностей, чтобы подробно исповедать каждого прихожанина: с каждым поговорить, на каждый вопрос ответить.

Все, что происходит в нашей общине, выросло в ней естественным путем. Подросли дети — появилась воскресная школа. Летом нужно куда-то поехать с детьми — нашлись прихожане-родители, которые стали организовывать поездки в лагеря. Из общения с детьми вырос наш маленький молодежный театр, он существует уже много лет. После Литургии прихожане хотят пообщаться с батюшкой и друг с другом? Значит, народ нужно покормить. А кто будет этим заниматься? Конечно, сами прихожане. Значит, нужно составить расписание, кто, что и когда готовит. Так появились списки тех, кто не просто время от времени заходит в наш храм — таких тоже много, но кто имеет возможность регулярно трудиться на приходе. За этих людей мы молимся на каждой Литургии, помимо того, что нам подают обычные записки на поминовение.

Вообще, у нас заведено такое правило: если прихожанин что-то умеет и как-то хочет этим послужить, он приходит и говорит: «Батюшка, я могу сделать вот это и вот это». И делает. Так у нас на приходе собралось очень много талантливых, живых людей. И сейчас дела обстоят так, что у нас нет необходимости в наемных работниках со стороны. В храме трудятся только наши прихожане, и нет ни одного работника, который не был бы членом нашего прихода.

чем занимается церковь кроме богослужения

— И на клиросе у Вас поет только любительский хор?

— Что значит «любительский»? Вы знаете, я ведь тоже любитель. Как священник, я любитель, потому что я люблю свое дело. У нас все «любители». Если Церковь — это мы, то здесь не может быть чужих людей, которые что-то делают не по велению сердца, а за деньги. А иначе как мы будем созидать дом духовный, о котором пишет апостол Петр (см.: 1 Пт. 2, 5)? Те, кто поет на клиросе, — это наши прихожане. То есть они сначала стали прихожанами, а потом начали петь на клиросе. Кто-то уже умел. Кто-то научился. Эти люди не просто профессионально поют, они молятся и причащаются за Божественной литургией. Наши прихожане читают на клиросе. Организацией чтения занимается регент и главный алтарник. Конечно, чтобы петь и читать на клиросе, нужно учиться. При храме у нас этому не учат, но при Свято-Владимирской православной гимназии, в которой я преподаю, можно получить уроки церковного пения и церковно-уставного чтения.

У нас в храме нет уборщиц, которым мы платили бы зарплату. Наши прихожане сами делятся на бригады, и в течение года каждая из таких бригад когда-то готовит, когда-то полностью убирает храм и, соответственно, приходской двор. Наши прихожане преподают в воскресной школе, читают лекции о культуре и искусстве на наших традиционных встречах; ведут киноклуб и подбирают фильмы для обсуждения.

Вот вы сегодня впервые пришли к нам в храм. Вас встретил, проводил в трапезную и накормил наш прихожанин — дядя Андрей, сторож, катехизатор и просто замечательный человек. Пока храм открыт, он стоит за свечным ящиком, беседует с теми, кто заходит в церковь в течение дня. Он обязательно с каждым поздоровается, каждому все расскажет, каждому все объяснит, всему научит. А когда храм закрыт, он делает уроки с нашими детьми, потому что по образованию он физик и математик. Вот такое у него разнообразное служение на нашем приходе.

чем занимается церковь кроме богослужения

— Как стать вашим прихожанином? Может ли к вам прийти просто, как говорится, человек с улицы?

— Ну, как люди становятся прихожанами? Приходят, начинают молиться, причащаться, осматриваться, и если они чувствуют себя тут комфортно, то остаются. У нас есть прихожане, которые не записаны ни в какие списки, не несут никаких послушаний — не все ведь имеют такую возможность, но ходят в храм в течение многих лет.

— Но не происходит ли в результате деление на чужих и своих?

— Такое искушение всегда существует. Многое зависит от священника. Иногда священник дает слабину: кого-то приближает к себе особенно, кого-то держит немножечко в стороне, причем часто в числе приближенных оказываются те, кто может обеспечить приход. Так появляются «ближний круг», «дальний круг», деление на своих и чужих. Приходом, в котором есть такая проблема, легко управлять, если не сказать резче — манипулировать.

Конечно, у священника могут быть какие-то личные симпатии. С кем-то он, может быть, просто дружит. Например, у меня на приходе есть старые друзья детства. Конечно, я буду ходить к ним в гости чаще, чем к каким-то другим прихожанам. Это нормально.

Но иногда складывается ситуация, когда прихожане со стажем считают, что они прямо такие «прихожане-прихожане», что имеют право на особое к себе отношение.

чем занимается церковь кроме богослужения

Приведу пример из нашей приходской жизни. К сожалению, у нас не очень большая трапезная, поэтому бывает так, особенно по большим праздникам, что места хватает не всем. В праздничные дни у нас собирается много людей, которые появляются не каждое воскресенье. Кто-то приезжает издалека, из Московский области, тратит на дорогу много денег. А на Пасху и Рождество в наш храм приходят не только наши прихожане, но и их друзья и родственники… Что же делать? Уступить им место за праздничным столом? Но ведь наши прихожане трудились весь год: и храм убирали, и готовили, и воскресные школы вели, всем помогали и чего только не делали…

И вот как-то раз перед Пасхой захожу я в трапезную и вижу, что наши прихожане места уже заняли: положили записки «Коля», «Таня», «Вася»… Я ужасно огорчился… Поговорил с ними серьезно. Больше подобных случаев у нас не было и, надеюсь, не будет. Стараемся как-то все помещаться… Хотя это трудно… Потому что, если в первые годы у нас было 20–30 человек, в этом году на Пасху у нас только причастников было 500.

чем занимается церковь кроме богослужения

— У вас на приходе собрались люди определенных взглядов и вкусов или вы все разные?

— Политические взгляды у наших прихожан, как мне кажется, все-таки разнообразные, хотя, конечно, не диаметрально противоположные. Нет среди нас крайних либералов или крайних фундаменталистов. А вкусы… Вкус мы воспитываем, начиная с того, каким мы сделали иконостас нашего храма, какие песнопения выбирает хор. Мы регулярно проводим обсуждение фильмов, книг.

— На эти обсуждения к вам могут прийти не только ваши прихожане?

— Конечно, все могут прийти.

— А по какому принципу вы выбираете фильмы для обсуждения?

— Мы выбираем то, что нам интересно, как правило, это признанные шедевры кинематографа… Ну, скажем, мы обсудили трилогию Луиса Бунюэля «Назарин», «Виридиана» и «Симеон Столпник». Сам Луис Бунюэль, хотя он и закончил иезуитскую школу, считал себя атеистом, он даже говорил: «Слава Богу, я атеист». И его фильмы показывают в общем-то крах христианства. Но не только. На мой взгляд, Бунюэль, как гениальный режиссер с потрясающей интуицией, показал нечто гораздо большее. Здесь есть о чем поговорить.

— Есть ли у этого начинания какой-то миссионерский потенциал?

— Ну, какой-то специальной миссионерской цели мы перед собой не ставим… Нет такого: «Вот, мы сейчас будем фильм обсуждать, но на самом-то деле мы, такие хитрецы, всех сейчас заманим в свои православные сети». Мы пытаемся смотреть на проблематику фильмов, которые обсуждаем, с христианской точки зрения. Может быть, на кого-то наши дискуссии могут оказать влияние. К нам действительно приходят разные люди. Вот, вчера, например, на обсуждении я многих видел впервые.

чем занимается церковь кроме богослужения

— Насколько для духовного развития прихожан важно просвещение, образование в вопросах веры?

— Любые знания для человека важны. Но прежде, чем давать прихожанину богословское образование, нужно убедиться в том, что он просто образован. Без общей базы знаний сложные богословские проблемы невозможно воспринять правильно. Богословие — это высокая наука, и она требует соответствующей степени понимания и восприятия. Церковные догматы не могут быть выучены как арифметические формулы или теоремы. Чтобы свидетельствовать о своей вере, нужно глубоко изучить ее основы. Это может сделать только человек думающий, мыслящий, читающий и образованный.

На нашем приходе прихожане, как мне кажется, при желании могут получить образование не хуже, чем в семинарии. Мы говорим с ними и о догматике, и о литургике, и о церковном искусстве. У нас читают лекции известные библеисты и церковные историки. Каждую субботу один из наших священников проводит беседу о Священном Писании. Каждую среду у нас собирается религиозно-философский клуб «София». В Москве, да я думаю и не только в Москве, при многих храмах существуют такие духовно-образовательные центры.

— Есть ли в Вашем храме фиксированная или рекомендованная сумма пожертвований за свечи, требы, книги и прочее?

— Нельзя рекомендовать сумму пожертвования… Пожертвование — дело добровольное.

— А что же делать? Ведь храму нужны средства?

— А нужно доверять… Это же твои люди… Нужно воспитать людей так, что они поняли, что жизнь храма зависит от них. В нашем храме нет вообще никаких цен. У нас все требы и свечи за пожертвования. Ну, кроме самых дорогих свеч, которые стоят 150 рублей. Может быть, кому-то важно купить дорогую свечу, и мы даем прихожанам такую возможность. А так… Хочешь купить свечу за копейку — пожалуйста!

Наш приход содержат не захожане, а прихожане. Они все делают своими руками. Они в курсе того, что происходит в их храме, на что живет приход, сколько получает священник за свои труды. Вся бухгалтерия Церкви должна быть совершенно прозрачна для прихожанина.

чем занимается церковь кроме богослужения

— Может быть, стоит вернуть практику церковной десятины?

— Я считаю, речь должна идти не о десятине, но о посильной и регулярной материальной помощи храму. Человек должен осознавать, что храм живет благодаря его труду, его пожертвованиям. Что приход — это его семья. Нужно сказать, что десятины в чистом виде в Русской Православной Церкви никогда не было. Десятину у нас платил только князь, простой народ никогда не был ею отягчен: для него десятина — это много.

— Социального работника на ставке у вас тоже, как я понимаю, нет, а как быть с социальной работой?

— Социальная работа — это в собесе. В Церкви — дела милосердия. У нас всяким делом всегда занимается весь приход. Хотя, конечно, есть лидер ы — люди, ответственные за то или иное дело. Но, когда наступает зима, бездомным мы помогаем — всем приходом. Проводим и сбор средств, и сбор одежды, и благотворительные ярмарки, в которых участвуют все наши прихожане.

Раз в месяц у нас совершается Божественная литургия для детей, больных раком. Наши прихожане становятся волонтерами, привозят этих детей в храм на богослужение, кормят их, потом увозят обратно. Нет у нас такого, да и не может такого быть в Церкви, чтобы кому-то не было дела до того, чем занимается другой. Жизнь прихода — как и Литургия — это общее дело.

Фото Евгения Беспалова

Журнал «Православие и современность» № 38 (54)

Источник

Спасибо за прочтении нашей статьи: "чем занимается церковь кроме богослужения". С нетерпением, ждем вашего мнения или вопросов в комментариях ниже.


Добавить комментарий